Ксюша (ksusha) wrote,
Ксюша
ksusha

Из книг и фильмов со всей очевидностью следует, что если тебе предлагают вернуться назад, изменить историю и сделать всем хорошо, надо отказаться. Потому что время не простит и догонит.

А если менять не прошлое, а будущее?

Помните, льву в Изумрудном городе налили смелости с золотую миску? Что если так? Вот тебе твоя чаша смелости взять на себя ответственность за свою жизнь. Сам выпей да с кем надо поделись. Говори, что думаешь; пиши, что хочется; не ставь смайлики, когда плачешь; танцуй как будто, а нет, это не отсюда; не извиняйся, когда не виноват, чужой вины не бери, ничьей не подбирай, своей не подкармливай; выбирай еду по левой колонке, а не по правой с ценами, раз уж вообще пришёл в кафе. Не оправдывайся за то, что любишь странное. Не жди понедельника, чтобы начать нужное. Вообще ничего не жди, чтобы закончить ненужное. Уходи, не отвечай и не решай за других, они точно справятся сами. Дойдешь до развилки, там будет камень. Направо пойдешь, своих сбережёшь, себя потеряешь. Налево пойдешь, себя найдёшь, а их предашь. Прямо пойдешь... а нет там прямого пути, прости. Но можно сфотографироваться у камня и пойти обратно.
А если кто спросит, о чём я, то улыбнусь и скажу: "Привиделось".

Или, например, просыпается Юля. Только вот она не помнит, что она Юля. Вилку держать помнит, баланс сводить тоже и три слова по-турецки не забыла. А себя не помнит.
Но это не страшно, сейчас врач ей всё расскажет:
- Здравствуйте, Юля. У вас добровольная амнезия. Вы приняли решение обнулить свою жизнь, и Вам была предоставлена такая возможность. Сейчас мы принесем Вам зеркало и Вы можете начать знакомиться с собой заново.
Юля смотрит на себя в зеркало (между прочим, обманули и не принесли, а вкатили) и думает, какая же я Юля? Юля - это что-то милое, нежное, кудрявое, может быть. А я не такая. Мне нужно твёрдое "Р". Буду Мариной.
- Замечательно,- говорит доктор, - самостоятельный выбор имени - это важнейший этап успешной самоидентификации, поздравляю Вас. Вы готовы пообщаться с мужем и детьми?
Марина хмурится. Муж? Дети?
Врач, видя её растерянность, объясняет, что этого общения не избежать. Право Марины - воспользоваться амнезией, право законной семьи - быть с Мариной. После трех месяцев адаптационного периода Марина может их оставить, но сейчас...
Марина сидит с семьей в кафе рядом с больницей. Муж приносит ей стакан. Марина отпивает и морщится.
- Это твой любимый латте с соевым молоком, - растерянно объясняет муж.
За оставшиеся две недели до выписки Марина успевает перепробовать все варианты кофе и приходит к выводу, что вообще его не любит. Марина пьёт чай. Чёрный, без добавок, сахара или молока. Никаких картонных стаканов, только чашки. Вернее, кружки. Все эти фанаберии с блюдечками Марине не нравятся.
Марина точно знает, чего хочет от жизни. От мужа и детей она уйдет ровно через три месяца.
Через 10 лет, она будет сидеть на веранде, смотреть на нового мужа и новых детей, пить идеальный чёрный чай из идеальной белой (чтобы видеть цвет чая) кружки, обжигая себе язык и нёбо. Обжигая зло и специально, чтобы не кричать от боли.
Аня менять имя не будет. Врач дважды переспросит, но Аня застенчиво улыбнется и скажет, что ей всё равно, а родители с любовью выбирали ей имя, как же можно это перечеркнуть? Аня не помнит, что именно маму она хотела забыть. Аня, как и Юля-Марина, быстро поймёт, что она любит, а что нет. Но по утрам будет давиться овсянкой, потому что это полезно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments